July 11th, 2012

Враг мой (CIV3)

Надо признать, что Западная цивилизация до того, как скатиться в махинации с деривативами, денежной эмиссией и виртуальной экономикой, до последнего боролась за фронтир понимания того, что происходит с миром. Крушение СССР послужило тем спусковым крючком, который запустил пулю извечного соблазна: "Ну, наконец-то! Теперь - можно всё! Дискотека, выпивка, девки! Потом разберёмся!" Но до наступления того славного момента "окончательной победы атлантизма", который так смачно описали Фукуяма в "Конце истории" и Аттали в "Новых кочевниках", Запад ставил вопросы и создавал произведения вполне на уровне момента. 1979 год. Барри Лонгиер. фантастическая повесть "Враг мой". В СССР она была больше известна в виде одноимённого фантастического фильма режиссёра Вольфганга Петерсена, кстати, немца по национальности: Начало фильма предсказуемо: есть хорошие парни, есть плохие парни. Хорошие парни, как всегда "за мир во всём мире", плохие парни, как всегда  "хотят уничтожить наш американский образ жизни всё что мы любим и ценим". Правда, в конце фильма вдруг неожиданно выясняется, что хорошие парни не гнушаются держать в рабстве плохих парней, и плохие парни, скорее, отстаивают свою независимость и культурный уклад, нежели нападают на хороших парней. Да и вообще до столкновения с Добром они сидели себе тихо и спокойно на своей планете, которая просто на их несчатье оказалась богатой природными ресурсами. Однако сюжет фильма - не об этом. В ходе боевого вылета земной пилот Уиллис Дэвидж сталкивается с истребителем драков ("плохих парней") и совершает аварийную посадку на необитаемой планете Файрин-4. Дэвидж находит спасательную капсулу сбитого им пилота драков, но попытка расправиться с инопланетянином не удаётся, и землянин становится пленником драка Джерибы Шиган (Джерри).

Планета полна опасностей, на ней периодически идут метеоритные дожди, неосторожного путника поджидают в ловушках гигантские насекомые. Для того, чтобы выжить в трудной ситуации, бывшим врагам приходится преодолеть неприязнь к друг другу и даже подружиться. Финал фильма вообще рвёт шаблон, но, если кто-то не смотрел этот фильм - обязательно посмотрите, не пожалеете. Обойдёмся тут без спойлеров.

И, переходя от иллюстрации к проблеме, сформулируем её чётко: "Как определяются понятия враг или друг в сознании? Что влияет на этот выбор?" Collapse )
promo crustgroup сентябрь 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

Стрела Аримана, Нити Норн (CIV4)

Во второй части нашего рассказа мы коснулись вопроса судьбы. Многие читатели задали тогда обоснованный вопрос - а что же такое эта ваша судьба? Слово ведь интуитивно понятное, но столь же трудное в точном определении, как "жизнь", "вселенная" или "время".

Постараюсь изложить это определение более развёрнуто, поскольку понимание его сути достаточно важно для дальнейшего изложения темы.

В физике есть замечательная концепция, очень подходящая для описания судьбы. Она называется световой конус.
Световой конус привязывает к каждому событию наблюдаемой Вселенной три ипостаси: область абсолютного прошлого (конус прошлого; все события, которые могли повлиять на событие в вершине), область абсолютного будущего (конус будущего; все события, на которые влияет событие в вершине конуса) и область абсолютно удалённого (события, отделённые от вершины непреодолимым светом интервалом, то есть никак не связанные с вершиной причинно-следственными связями). Классическое описание конуса, которое часто рисуют в виде чётких гиперповерхностей, является принципиально неверным уже даже для случая единичного электрона - в силу квантовой неопределённости пространства-времени и корпускулярно-волнового дуализма частиц световой конус даже для единичной элементарной частицы является неопределённым, то есть размытым в пространстве и во времени:

 

То есть, мало того, что для единичного электрона или протона, согласно квантовой теории мы можем определить либо его мгновенную скорость, либо его точное местоположение, так мы ещё и не можем точно сказать, откуда он прилетел в наблюдаемую точку и куда он улетит из неё в будущем. То есть, даже судьба отдельного электрона или протона - это совсем не фатум, не рок или не 100% предопределённость.


Collapse )