?

Log in

No account? Create an account

Делай, что должен

будет, что будет

Previous Entry Share Flag Next Entry
Ярость (NUC3)
crustgroup
У Генри Каттнера есть замечательная повесть — "Ярость" в которой он в иносказательной и аллегорической форме разбирает постоянный выбор любого сложноустроенного социума — либо погрязнуть в гедонизме и уюте привычного, устроенного быта — либо постоянно рваться на следующие и следующие рубежи мироздания.

Мир фантастической Венеры, нарисованный Каттнером, в котором обществом управляет каста Бессметртных (бессмертных буквально — они живут столетиями и им просто некуда спешить); мира, в котором социум безнадёжно жмётся к удобным и безопасным подводным куполам-городам, оставив континенты Венеры на откуп смертельно враждебной флоре и фауне планеты; мир, тотально зависимый от исчерпаемого ядерного топлива — кориума (смеси урана и тория); мир, у которого нет будущего.

fury

Ведь остановка прогресса — это всегда отказ от будущего в пользу бесконечного продления настоящего. Которое всегда является лишь постепенным, но неумолимым приходом вездесущего Второго начала термодинамики.

И, как и в мире "Ярости", как и во вселенной "Мира Смерти" Гаррисона, которая во многом была написан по лекалам "Ярости" — в настоящем мире никогда не наступает окончательный конец истории.
И, даже если Бессмертные хотят стабильного мира, если Бессмертным некуда спешить — у истории всегда есть свои внутренние законы, неподвласные даже Бессмертным, какое бы имя они не носили в текущем своём воплощении — жрецы, масоны, тамплиеры, ZOG или Мировое Правительство.


Собственно говоря, впервые в научной мысли вопросы соответствия между собой поступательного развития общества и поддерживающей его инфраструктуры были поставлены Арнольдом Тойби в его классической работе "Постижение истории".

Arnold-Toynbee
Арнольд Джозеф Тойнби (1889-1975).

Им же впервые была отмечена ситуация, что часто крах поддерживающей общество инфраструктуры после периода "вечного мира" и "тотального спокойствия" неизбежно вызывал последующую деструкцию любых, казалось бы, идеально уравновешенных и сложных обществ.

Тойнби впервые поставил в своём исследовании простой вопрос: "А нужны ли вообще для возникновения цивилизации благоприятные природные условия?".
И дал на него прадоксальный по своей сути ответ: "Нет, благоприятные условия жизни не способствуют ни возникновению, ни развитию цивилизаций".

Конечно, в глубокой древности, обладая еще несовершенными орудиями труда, люди в очень сильной степени зависели от окружающей их среды, и, если она создавала слишком большие препятствия, то это катастрофически замедляло их развитие.

Такие примеры разобраны другим популяризатором истории цивилизаций — Джаредом Даймондом в его современной книге "Ружья, микробы и сталь".
Он, проведя исследования истории различных островов Океании, заключил, что цивилизационные успехи изолированых обществ на этих островах находились в прямой корреляции с доступными им ресурсами. На южных, самых суровых островах Океании смогло возникнуть только общество охотников и собирателей, на более крупных островах возникло примитивное земледелие, а наиболее успешные и богатые острова (Новая Зеландия, Гавайи) смогли даже поддерживать протогосударства на своих цивилизационных "6 сотках земли".

Однако Джаред Даймонд всегда подчеркивал, что острова Океании очень ограничены в своих ресурсах, то есть — любые аналогии между островитянами и любой из континентальны цивилизаций похожи на аналогии между велосипедом и несущимся на всей скорости гружёным товарным поездом. Колёса есть и там и там, эффект от столкновения — сугубо различный.

Поэтому, переходя от Океании к сравнению Америки и мегаконтинента Евразия, Даймонд заключает, что большая часть цивилизационных открытий была сделана именно в Евразии мегаконтиненте, на территории которого, по заключению того же Даймонда "возможно всё", что только произошло, происходит и произойдет в мире в будущем.

baza_Diamond
По мнению Даймонда, сложные общества могут общества сами могут выбирать — умирать им или нет.
Но не все пользуются возможностью выбора.

Но образование цивилизаций, согласно Тойнби (и Даймонд здесь с ним солидарен), не проходило никогда в идеальных условиях. Наоборот, оно всегда сопровождалось суровыми испытаниями, изменением привычного образа жизни. Чтобы дать достойный ответ на вызов, который бросила им природа, людям нужно было искать новые решения, совершенствовать природу и самих себя.    
Многие цивилизации Старого Света родились в долинах рек. Великие реки древности — Тигр и Евфрат, Нил, Инд, Янцзы и Хуанхэ — играли такую огромную роль в жизни этих цивилизаций и столь плотно диктовали структуру древних обществ, что эти цивилизации нередко называют ещё речными цивилизациями или аквадеспотиями.

И действительно, плодородная почва в дельтах и поймах рек безусловно способствовала развитию земледелия. Кроме этого, реки связывали воедино разные районы страны и создавали возможности для торговли внутри нее и с соседями. Но использовать все эти преимущества было отнюдь не просто. Низовья рек обычно заболачивались, а чуть подальше земля уже высыхала от зноя, превращаясь в полупустыню. Кроме того, русло рек часто менялось, а разливы легко уничтожали поля и посевы. Требовался согласованый труд многих людей и нередко усилия нескольких поколений, чтобы превратить этот своенравный ландшафт в цветущий сад.

Именно теория «вызова-и-ответа» и была сформулирована Тойнби: любая естественная среда самим фактом своего существования посылает вызов людям, которые должны создавать искусственную среду, борясь с природой и приспосабливаясь к ней.

Тойби очень метко писал в своих работах: "Вызов побуждает к росту... слишком хорошие условия, как правило, поощряют возврат к природе, прекращение всякого роста".  

Так, в особой географической ситуации развивались Финикия, Греция и Рим — приморские цивилизации. Земледелие здесь не требовало (в отличие от многих цивилизаций Востока) ирригации, зато полуостровное положение было еще одним вызовом природы. Вызов природы был принят — и ответом на него явилось зарождение навигации, которая сыграла важнейшую роль в дальнейшей жизни этих морских держав.

То есть, есть два принципиальных пути — в случае Океании люди смирились с природными ограничениями, по сути дела отвергнув цивилизационный вызов, а в случае Евразии и Америки — люди встали на путь цивилизации, искусственно расширив для себя границы возможного.

И при этом, чем более сурова окружающая действительность и чем более сложна внутренняя ткань общества — тем всё более и более сложные и масштабные задачи приходится решать цивилизации в её постоянном противодействии окружающей природе.
Каждый следующий этап расширения границ возможного требовал от цивилизации качественного скачка во внутренней структуре и в созданной ей искусственной среде обитания.

А вот здесь мы как раз и подходим к главному. Сам по себе скачок задаётся изнутри.
Вызов природы находит ответ внутри цивилизации. Но сама по себе природа ответа задаётся именно цивилизацией, а не окружающей её природой. Цивилизация — субъект, природа — объект. Цивилизация активна, природа пассивна. Цивилизация принимает вызов — или отвергает его.
То есть, по всем признакам цивилизация ведёт себя, как живое существо, но по факту (формально) им не является.

Однако в науке вопрос таковых существования таких "неживых живых" систем, разобран уже давным-давно. Автором концепции таких систем являтся русский учёный Илья Романович Пригожин, который ввел в термодинамику определение диссипативной структуры — открытой системы которая живёт вдали от своего термодинамического с окружающей средой.

Prigogine
Илья Пригожин. Именно он ответил на вопрос, куда бежит Красная Королева.

Собственно говоря, именно в парадоксальность поведения диссипативных структур упёрся в своё время Людвиг Больцман, который в конце жизни пытался бросать напрямую мостик от идеального газа и его энтропии к биологии, но пришёл к противоречию — всё живое на протяжении всей своей жизни всячески пытается уменьшить свою энтропию. То есть живое — это не идеальный газ, который стремится к состоянию с максимальной энтропией; всё живое наоборот — движется в сторону всё менее и менее вероятных, всё более искусственных термодинамических состояний.

Исследования Пригожина по диссипативными структурами вначале касались чисто химических и физических систем, но в дальнейшем он показал, что существуют очень широкий класс неравновесных термодинамических систем, которые, при определённых условиях, поглощая вещество и энергию из окружающего пространства, могут поддерживать свою структуру, а при определённых условиях — и совершать качественный скачок к усложнению.

Собственно говоря, именно через выводы теорий Пригожина можно чётко определить, чего стоит та или иная цивилизация.
И, если сам Пригожин предпочитал скорее оставаться на более привычном ему физико-химическом поле, хотя и высказывался в конце жизни, что его теория диссипативных структур "Неизбежно входит в тесную аналогию и с социальными явлениями, и даже с историей", то уже в 1990-е годы, независимая дискуссия о применимости неравновесной термодинамики к вопросам социальной истории и теории развития цивилизаций пошла в полную силу.

И здесь мы подходим к новейшим работам по динамике истории.
Канадский учёный Томас Гомер-Диксон опубликовал в 2006 году работу "Верхняя сторона падения" в которой он чётко увязал роль энергии в успехе того или иного социального организма, того или иного исторического цивилизационного гегемона.

display_20080121-pp01-06-1
Томас Гомер-Диксон.

Такой "энтропийно-энергетический" неравновесный подход задаёт совершенно иное прочтение истории, нежели стандартные формационные теории "пещеры-рабы-крестьяне-рабочие-коммунизм", поскольку напрямую увязывают гуманитарные концепции с весомой плотью и кровью физической экономики и физических законов, которые действуют не только на человеческие общества, но и на живую материю в целом.

То есть, крылатая фраза о некоем Лидере, который "взял страну с сохой, а оставил с ядерной бомбой" как раз и задаёт формационный сдвиг в обществе, а не всякие вопросы Великих и Славных революций, в результате которых общество по-прежнему остаётся привязано к существующему технологическому, производственному и социальному укладу.

Диксон в своём исследовании выделяет несколько основополагающих этапов развития цивилизаций.
Он выводит, что все великие цивилизации в той или иной мере опирались на некий базовый энергетический ресурс и тотально от него зависели. Собственно говоря, именно в этом состоит основное свойство диссипативных структур — без постоянного притока энергии извне они очень быстро деградируют и распадаются.

Все аквадеспотии и приморские цивилизации древности, включая знаменитый Рим, опирались на распределённую солнечную энергию и её концентрированную часть - выращенное на Солнце зерно.

Следующий этап развития настал в тот момент, когда испанцы, португальцы, французы и голландцы смогли "оседлать" энергию ветра, падающей воды и одомашненных животных — лошадей.
Использование этой энергии позволило поднять на качественно новый уровень как развитие производящей экономики (водяные и ветряные мельницы, современная нам тяговая упряжь), так и возможность пространственной экспансии (парусные суда заменили галеры, а тяжёлая конница с современными седлами и стременами вытеснила пешие римские легионы).

Следующими цивилизационную эстафету подхватили англичане, которые, в отсутствии дерева и крупных рек у себя на острове были вынуждены (вызов, снова вызов) перейти на использование уголя и создали целую индустрию паровых машин, совершенством которых до сих пор радуются поклонники стимпанка.

Следующими в гонке были американцы, которые смогли первыми массово освоить нефть — эту кровь и пот современной нам экономики.
Американцы "замочили" англичан именно нефтью, как более удобной энергией. Потеря Англией колоний, Бреттон-Вудс, атака Сороса на фунт — всё это будет уже потом, начало было положено, когда нефть победила уголь.

i05079
Проиграл дым, проиграли кочегары, проиграл уголь. Terrorists Oil wins

Возникает вопрос, на какой источник первичной энергии будет опираться постнефтяной мир? Нефть заканчивается и это неприятный, но реальный факт.
Ведь, кроме денежной стоимости ресурса есть ещё и его энергетическая стоимость — EROEI, а с ней "хороводы стоимости" и "пляски субсидирования" водить не получится. Новая нефть Северной Дакоты, битума Канады и тяжёлая нефть Ориноко оказываются уж очень блеклыми перспективами на фоне старого, доброго чёрного золота Техаса и Аравийского полуострова.

И почему существующий "нефтяной гегемон" столь упорно цепляется даже за эту совершенно невыгодную нефть? Почему Голландия и Франция исторически догоняли Англию в "мире угля и пара", а Англия плелась в хвосте нефтяного линкора под названием США?
Ответ прост и сложен одновременно. Существующий энергетический гегемон обычно уж слишком хорошо встроен в процессы получения и утилизации своего "любимого источника энергии". Так, что любое изменение для него — смерти подобно.

Диксон ёмко пишет об этой проблеме любого гегемона в своей работе:
"Царящий в мире энергетический гегемон всегда слишком глубоко интегрирован в существующую систему, для того, чтобы распознать изменения, не говоря уже о своевременной реакции на них. И поэтому в мире всегда есть безумные "выскочки" которые мотивированы вложить все свои ресурсы и риски в агрессивное развитие следующего источника энергии. Падение нефти, как основного мирового источника энергии будет иметь глубочайшие последствия для всех аспектов американской жизни в грядущем столетии. Это фазовый сдвиг на тектоническом уровне".

В общем, всё строго по неравновесной термодинамике и по теории кризисов. Всякая плоть - трава.

Нефтяные динозавры всё ещё хозяева жизни, но Фокстерьер Судного Дня уже потихоньку вырастает в Медведя с ядерным метаболизмом.

dinos

Ну а кто хочет копать землянки в лесу персональные норки — тот так и останется Мышью в новом, дивном мире.



promo crustgroup сентябрь 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

  • 1
Хорошая статья.
вопрос первый: Тут видимо слов пропущено после "термодинамического"

"Автором концепции таких систем являтся русский учёный Илья Романович Пригожин, который ввел в термодинамику определение диссипативной структуры — открытой системы которая живёт вдали от своего термодинамического с окружающей средой."

Вопрос второй:
Понимая тот факт, что цивилизация субъект, а природа объект, как вы думаете, возможно ли "взять в руки" процесс формирования вызовов? Ведь цивилизация тем и занимается, что берет в свои руки жизненно важные для нее объекты.
И допустим заменить вызовы на цели. Вот на пример колонизация космоса. Дело в том, что хочется колонизировать космос из идейных соображений, а не от того, что на земле не осталось метса / все загадили/ итд.

Osq

(Anonymous)
Уважаемый AlredyYet.
При уважении к Вашей эрудиции и способности к популяризации, позволю себе возразить Вам по некоторым моментам.
Последняя четверть Вашего поста несколько "европоцентрична". Всё-таки если брать историю всех цивилизаций планеты Земля, то цивилизация Европы займёт в ней очень небольшую часть. Этап использования энергии одомашенных животных - лошадей, это не португальцы, французы и голландцы, а хунны, тюрки и монголы. Европейцы в своём рывке опирались большей частью на достижения греков, римлян, арабов и китайцев. Если бы они включились в цивилизационные процессы гораздо раньше, то может быть и застряли на этапе создания колеса.
По поводу Тойнби и его теории "вызова и ответа": по-моему, достаточно конструктивная критика этой теории изложена в работах Льва Гумилёва. Он отмечал, что при одних и тех же географических и ландшафтно-климатических неблагоприятных вызовах в одних и тех же местах, новых цивилизаций не появлялось. И по поводу энергетического ресурса развития цивилизаций у Гумилёва это гораздо более обосновано.
По поводу уменьшению энтропии в процессе развития биологических и социальных систем, можно выдвинуть объяснение, что эти системы являются незамкнутыми и получают энергию извне. Вот меня мучает вопрос, но всегда стеснялся задать его, что бы не выглядеть неучем: когда из пылевого облака формируется звезда с планетарной системой это же явное уменьшение энтропии и прямое нарушение третьего закона термодинамики. Откуда берётся поток энергии на это "безобразие", или всё-таки третий закон не является фундаментальным законом природы?
С уважением.
Osq.


У нас вся историческая наука европоцентрична - и именно потому, что Европа в своё время совместила экспансию с махровым колониализмом, уничтожив на корню с десяток цивилизаций-конкурентов. :(

Насчёт лошадей - Вы, безусловно, правы - и именно лошади (а точнее - кавалерия Азии) во многом сдерживала Европу от экспансии на Восток. А там уже и османы с русскими подоспели - и быстренько прикрыли "драх нах остен" по всем направлениям.

Насчёт облака - достаточно простой ответ. В облаке межзвёздного газа есть изначальная гравитационная неустойчивость, за счёт неё и берётся энергия на сжатие протооблака. В процессе большая часть этой энергии сбрасывается в тепло, а только часть остаётся в виде вращения звезды и планет.
То есть, на самом деле, начальная потенциальная гравитационная энергия протооблака сначала переходит в кинетическую энергию, а потом из кинетической большая часть тупикуется в тепло - то есть энтропия растёт.

Энтропия вообще занятная штука - иногда очень весёлые эффекты формирует.

Много спорных моментов у Тойнби. Основное, это то, что на мой взгляд перепутаны акценты. Не природа создает вызовы человеку. Это человек усматривает вызов в природе. Одна цивилизация усматривает вызовы, другая нет, одна цивилизация усматривает одни вызовы, другая усматривает другие. И кстати, даже с точки зрения используемой терминологии возникают вопросы. Почему это вдруг "вызов"? Одна цивилизация рассматривает нечто в природе как вызов, а другая как естественный порядок. Тут в мировоззрение упирается, в систему ценностей которыми живет цивилизация.

Ну и кстати, в нынешнее время, большинство "вызовов" уже создает не природа, а человеческая цивилизация сама себе. Подавляющее большинство "вызовов" вызваны к жизни человеческой неразумностью.

В общем-то мысль статьи именно об этом. Вызов надо принимать, а если его нет - создавать самим. Собственно, в мире Каттнера мятежник Сэм даже взрывает подводные купола, чтобы вытянуть человечество на сушу.

В нашем же мире тоже были очень разные варианты развития человеческих обществ.
Жители Океании оказались столь слабы по сравнению с природой и столь же ограничены в ресурсах, что создали только протоцивилизации, которые даже не смогли подняться до уровня государств античности.

А вот в случае Америки, Африки и Евразии - уже не столь очевидно, почему именно евразийская цивилизация столь мощно обогнала в развитии своих африканских и американских "кузенов". Мне вот тут скинули критику Даймонда Еськовым, можете почитать:

http://aftershock.su/comment/133984#comment-133984

Они считает, что очень много Евразии могло дать символьное письмо - с иероглифами не получается столь быстрая передача знаний, человек до 20 лет учится читать смыслы.
Сейчас это уже некритично, а при продолжительности жизни в 35-40 лет, как 500 лет тому назад, только элита могла выучить иероглифы.

Кстати, опыт современного Китая говорит о том же - копируют китайцы замечательно, а вот как инженеры и учёные по созданию чего-либо нового они не очень.

Зато тематический обзор научных работ, написанный китайцем - это что-то. Будут учтены все источники, всё будет систематизировано и уложено по полочкам.


Если честно, то критика Еськова не произвела впечатления. Да и он сам отмечает, что его возражения вызваны в первую очередь неприятием попытки создать всеобъемлющую теорию всего по образу марксизма.

Что же касается Америки - на мой взгляд они просто не успели. У Евразии было пару десятков тысяч лет форы, плюс на порядок лучшая связность.

В Океании цивилизация не могла образоваться из-за банальной нехватки людей. Лопатников выдвинул теорию, что
обилие земных языков однозначно связана с длиной дневного перехода, который по существу определял "предельный ареал обитания индивидуального человека"
Тот факт, что Новая Гвинея разговаривает на 1000 языков очень хорошо подтверждает его теорию.

Edited at 2012-09-16 08:43 am (UTC)

гм, не смог найти изъянов в критике Еськова - с доместикацией, и далее (география (непроходимость Сахары)) Даймонд откровенно налажал.

может быть, иероглифы дают слишком жесткую/полную передачу знаний, оставляя мало возможностей для, так сказать, "мутаций" и изменений -- в том числе к лучшему;).
кажется, что у большинства в культуре с такой письменностью моделировочная часть мозгов оказывается занята совсем не моделированием, а повторением пройденного предками;). и тут прям хочется спекульнуть про "иероглифистов" как про качественных исполнителей;)

Символьное письмо стало преимуществом лишь в Гутенберговском мире (ныне умирающем - мы опять возвращаемся в мир визуалов и кинестетиков) . Но в сравнении с иерголифами оно не дает какихто сверхпреимуществ - выучить иероглифы довольно несложно и быстро

Дело даже не в скорости (не в ней одной, хотя Вы и недооцениваете разницу, IMHO, - символьное письмо позволяет записывать любое слово (как и читать/ понимать), выучив лишь написание фонем. Как там было, помните? - "два класса церковно-приходской").

Не только в этом дело. Есть си-и-ильное подозрение, что эти два разных письма разные тины мышления развивают. Вот и fMRT такого же мнения.

Ололо. Символьный мир умирает? Символьный мир только начинается! Сайты с весёлыми картинками - это верхушка айсберга, символы в основе всего.

Спасибо за ссылки, "Ружья, микробы и сталь" уже читаю, "Коллапс" видимо тоже буду читать (пока прочитал "Карандашные пометки биолога..." к этой книге от Еськова). Очень интересно.

Не думали завести "библиотечку" в отдельном посте?

Ну, как Вам сказать. У меня только бумажной библиотеки где-то под 1000 томов...
Это - если не считать того, что у жены осталось.. ;)

Но, если будет время и силы - выложу хотя бы основные ссылки, чтобы облегчить поиск.

Ссылки не обязательно, достаточно названий.
Заранее спасибо.

Если там есть такие книги, которые хотелось бы ввести в оборот для вменяемых людей -- готов помочь со сканированием и распознаванием. Правда, я в Москве. Работал для Мошкова и для русф.ру .
Набросьте названия книг -- посмотрим, что из этого уже в оцифрованном виде. Есть немножко доступа к е-архивам одной Очень Большой Библиотеки;).

Крайне рекомендую для ознакомления книгу Daron Acemoğlu James A. Robinson.
"Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty" (Crown Business, New York, 2012)

Ознакомится с основными идеями можно в статье "Почему одни нации богатые, а другие — бедные?" (25.07.12) на "Элементах": http://elementy.ru/news/431872

Цитата из статьи:
Авторы шаг за шагом развивают всеобъемлющую (во всяком случае, по замыслу) теорию национального неравенства, используя для этого специально разработанную систему понятий. В ее основе лежит концептуальная оппозиция «инклюзивность-экстрактивность», которую авторы используют для классификации как экономических, так и политических факторов, определяющих уровень национального благосостояния.

Инклюзивные экономические институты способствуют процветанию, но для своей стабильности нуждаются в инклюзивных формах политического устройства, которые, в свою очередь, опираются на инклюзивную экономику. Экстрактивные экономические структуры могут на какое-то время обеспечивать быстрый рост национального производства (хотя, как правило, не всеобщий, а локализованный в каких-то секторах экономики), однако оказываются неработоспособными или, в лучшем случае, малоэффективными в длительной перспективе. Они поддерживаются экстрактивными политическими институтами, которые нуждаются в экстрактивной экономике и опять-таки подкрепляют ее своей властью и авторитетом. Этот синергизм между однотипными институтами в сферах экономики и политики авторы детально прослеживают на многочисленных исторических ситуациях, описание которых по объему занимает большую часть книги.

Суть институтов обоих типов, в общем, понятна уже из их названий. Инклюзивными авторы называют те формы экономического устройства, которые с течением времени обеспечивают доступ всё большей части населения к генерированию национального богатства. Они охраняют права собственности, создают равные условия для всех участников экономической деятельности, стимулируют свободные игры экономического обмена и поощряют технологические нововведения. Напротив, экстрактивные институты ориентированы на концентрацию экономических ресурсов в руках элитарных общественных групп и на отчуждение в их пользу результатов труда остальной части населения. Поэтому они не защищают права собственности широких масс и не создают действенных стимулов экономической активности. Они также подавляют эффективную конкуренцию, тяготеют к консервации способов производства и тормозят или попросту блокируют их замену на более продуктивные формы ведения хозяйства («созидательное разрушение», как этот процесс в конце 1930-х годов определил переселившийся в США австрийский экономист Йозеф Шумпетер).


...А так же рекомендую познакомится с исследованием, говорящем об о роли христианства (мирных религий) в разрушении родовой организации:

Статья "Алгебра и гармония социальных структур: от общины до империи" С.А.Боринская, А.В.Коротаев, Природа, №6, 2005 г.: http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NATURE/06_05/ALG.HTM
(см. раздел "Родовая организация", сама статья - значительно больше, они тоже ищут закономерности в жизни и развитии обществ. Опираются на анализ базы Мердока.)

Атом?Причём тут атом?! И в 6-й статье нет тега Атом.

Замечательная статья! И вообще, Ваши посты настолько увлекательны, что оторваться от чтения невозможно! Спасибо.

"неподвласные"?

  • 1