?

Log in

No account? Create an account

Делай, что должен

будет, что будет

Previous Entry Share Next Entry
Выжидающий Медведь, Взлетающий Дракон (CIV15)
crustgroup
Много раз, пытаясь понять, что будет завтра я сталкивался с простой мыслью — невозможно учесть все возможности грядущего, проанализировать их вероятности и дать стабильный и окончательный прогноз: завтра будет так и никак иначе!

С другой стороны, ростки грядущего всегда уже появились на нашем грязном заднем дворе и не заметить их там при должной внимательности и наблюдательности — непростительная беспечность.
И, разглядывая эти вроде бы хилые и невзрачные побеги из нашего настоящего мы уже вполне можем делать заключения о том, чего точно не будет в нашем или в чужом будущем. И, если мы можем уверенно заключить, что нечто исчезнет из завтрашнего мира — то мы уже можем не гадать о вероятностях, а просто сказать: "Я точно не знаю, что будет завтра, но я точно знаю — вот этого завтра в мире не будет точно!"

china_2155880b
Это не прогноз для Кузбасса, это приговор для Китая.

Да, это — опять о них. О скромных простых людях, выдающих миру "на гора" чёрное золото. Только теперь — в китайской специфике.





Во-первых, для продолжения разговора о мировой добыче угля и о значении угля для китайской экономики нам стоит, как и в случае с ураном, нефтью или газом, чётко отделить мух от котлет, а тёплое — от мягкого.

Нередко при разговоре о возможностях добычи угля можно услышать сакраментальные фразы о том, что "угля в мире-де ещё на 200 лет добычи". Суровая же угольная реальность, в отличии от бумажных построений, бьёт ключём. Причём — тяжёлым, гаечным и сразу по голове. Угля в мире если и больше нефти, то совсем ненамного. Дело в том, что, как и в случае нефти, газа или урана, необходимо чётко разделять общие геологические запасы угля и экономически и энергетически целесообразно извлекаемые резервы.

Вот картинка для понимания терминологии ресурсов и резервов угля. Я сознательно использую в данном случае западную систему оценки запасов, поскольку для такого низкокалорийного и неудобного топлива, как уголь, она гораздо адекватнее отражает возможности его промышленного освоения. Ведь, если в случае с нефть, а тем более — с ураном можно себе легко представить технологии с достаточными EROEI, которые позволят вовлечь на каком-то этапе более сложные в отработке запасы (просто за счёт энергетического содержания полученного "бонуса" — добытой нефти или урана), то в случае угля, учитывая его низкую теплотворную способность в расчёте на тонну, "исчерпание EROEI" наступит, как ни крути, гораздо раньше:

McKelvey-01

Итак, вначале у нас есть total coal resource или общие ресурсы угля.
Из этого количества, по хорошему, надо сразу исключить уголь, лежащий ниже глубины в 1800 метров и расположенный под океанами, морями, озёрами и прочими красотами земной поверхности. Такую экзотику добывать себе дороже, сейчас по факту в большинстве угольных провинций шахтёры добрались только до максимальной глубины в 1000 метров, а большинство шахт вообще имеет глубину в 200-500 метров. Эти исключённые из "общего зачёта" количества угля именуются предположительными ресурсами (speculative resources).

Возможно, эти предположительные ресурсы когда-либо и будут освоены, но сейчас в большинстве случаев это просто нереально. Виноград зелен и подземная газификация угля болтается в рамках смелых и перспективных, но пока одиночных и  невоспроизводимых экспериментов.

Дальше надо из полученных цифр исключить угли, пока не найденные геологами или пока нерентабельные к промышленному освоению. Это у нас будут ресурсы угля (resourses). В этой категории находится уголь, либо нерентабельный к освоению, либо ещё не найденный, но присутствующий на данной территории по косвенным признакам.

И, наконец, исключение всех ресурсов из общих ресурсов угля даёт на выходе резервы — то есть то, что мир может добывать, при оформленном желании, "здесь и сейчас".

Однако тут мы упираемся в проблему другого плана, похожую на ситуацию с вовлечением в добычу нефти канадских битумозных песков и венесуэльской тяжёлой нефти.
Для освоения угольных пластов надо создавать целую поддерживающую инфраструктуру, причём инфраструктуру, гораздо более масштабную, нежели таковую для нефти или газа.

До последнего времени у мировых игроков были "в рукаве" достаточно лёгкие в отработке поверхностные месторождения угля, которые можно было разрабатывать "просто неба" очень дешёвым карьерным способом. Именно на таких месторождениях, как пример, построена угледобывающая промышленность Австралии, которая добывает львиную долю из своих 500 млн. тонн угля в год именно открытым способом:

93348805
Копай выше, бросай дальше. Добыча угля в Австралии.

В целом же в мире поверхностные залежи угля отнюдь не составляют большую часть даже от резервов (не говоря уже о ресурсах), что уже отражается на специфике добычи угля в мире.

Так, например, герой нашего рассказа — Китай уже добывает около 90% угля в шахтах и лишь 10% — открытым способом. При этом это не прихоть, а суровая необходимость китайской действительности — особо интересных месторождений угля, которые возможно освоить боевыми человекоподобными роботами шагающими или роторными экскаваторами у Китая просто нет.

Дополнительным фактором, сдерживающим развитие открытых угольных разрезов, является редкость наличия в поверхностных слоях качественного энергетического угля — антрацита.
Само по себе формирование качественного антрацитного угольного пласта подразумевает его длительное нахождение в условиях высоких температур и давлений, которые достижимы только на значительной глубине. Вынос таких сформировавшихся углей назад, в приповерхностные слои земной коры, конечно, случается (например так произошло в Кардиффе или на Экибастузе), но в большинстве случаев в верхних слоях земной коры формируются месторождения не каменного, а бурого угля — лигнита.

Лигнит обычно имеет большую влажность, большую зольность и большое содержание летучих веществ.
Посередине, как по химическому составу, так и по глубине залегания, между лигнитом и антрацитом расположен коксующийся уголь, который за его особые свойства очень любят металлурги. Топить коксующимся углём ТЭС, конечно, можно, но за такое бьют сапогом по морде это не очень разумное экономическое решение. Лучше произвести с его помощью кокс, потом — чугун, а в конце — качественную сталь и отдать её машиностроителям.

Исходя из вышеизложенного, посмотрим теперь на мир угля:

world-coal-reserves
Серое - антрацит и коксующийся уголь, красное - низкосортный лигнит.

Если кто-то хочет более подробно рассмотреть в деталях все цифры резервов угля — они есть здесь. Косяк на верхней карте один — в американском стиле Польшу назвали Сербией, но так даже веселее.

Теперь — добыча:

CoalProductionNations
Китай - впереди планеты всей.

Здесь источник картинки уже посерьёзнее, поэтому все страны "мира угля" названы правильно.
Но вот динамика развития ситуации, по сравнению с картинкой образца 2006 года, изложенной здесь, ещё серьёзнее, чем серьёзность источника.

Внезапно, имеющая лишь 16-е в мире по размеру угольные резервы Индонезия врывается в пятёрку крупнейших производителей угля, с умопомрачительным ростом в 358% за десятилетие 2000-2010 годов. Что случилось? А ответ один — безблагодатность нефть закончилась. Вчера была, сегодня — уже нет.

Страна, бывшая членом ОПЕК с 1962 года, страна, давшая "путёвку в жизнь" голладской Royal Dutch (которя теперь ещё и Shell), уже вовсю осваивает неудобный и грязный бурый уголь.
А что делать? Захочешь жить — и не так раскорячишься.

Индонезию корячит так, что забыты и страхи по-поводу атомной энергетики. Плевать на коррупцию, тектонический разлом, неграмотность населения, стоимость строительства и радиофобию — 245 миллионов людей хотят жить. И я их могу понять.

Никто не забыт и ничто не забыто. Индонезия ищет на своей территории сланцевый газ, Индонезия вкладывается в СПГ. Плевать, что СПГ обходился Индонезии в прошлом году даже по 600$ за тысячу кубов — рабы всё равно стоят дороже, а социальный мир в стране — так вообще бесценен.

А что же у нас с Китаем?
Гигант растёт. И пока вовсю опирается на уголь. В энергетическом балансе Китая уголь до сих пор занимает тоталитарную и главенствующую роль — 70% необходимой стране энергии Китай получает из угля.
Будучи одним из крупных импортёров нефти Китай получает из неё всего 18% всей энергии. Все остальные попытки Китая хоть как-то диверсифицировать экономику от "угольной иглы" привели к тому, что природный газ составил 4% баланса энергии, гидроэлектроэнергия – 7%, атомная энергия – 1%, а возобновляемые источники – 0,2%.

В каждом из этих направлений предпринимаются осознанные, серьёзные и масштабные усилия (можно тут вспомнить и эпические "Три ущелья", и программу строительства около 40 ГВт атомной генерации на российских, французских и американских технологиях), но надо осознавать, что "Говорим Китай, подразумаваем — уголь. Говорим уголь, подразумеваем — Китай".

А вот с углём-то у Китая и нарастают основные проблемы.
В 2007 году Китай добывал 2 536 млн. тонн угля, в 2011 году — уже 3 520 млн. тонн. В целом, за десятилетие 2000-2010 годов Китай практически утроил производство угля — рост составил 188%. Не Индонезия, но уже где-то рядом.

В следующей, 12-ой пятилетке (напомню, СССР "закончился" в аккурат на своей 12-ой пятилетке, а 13-я советская пятилетка оказалась уж совсем несчастливой) Китай планирует добыть 3 900 млн. тонн угля.

Под столь масштабные задачи Китаю приходится строить новые железные дороги, в бешенном темпе осваивать новые пласты угля, планировать и обустраивать шахты, повсеместно внедрять автоматизацию добычи угля и делать ещё массу очень сложных и затратных вещей.
Например, 1000-метровая отметка шахтной добычи в Китае — это уже суровая, повседневная реальность.

Сможет ли Китай вытянуть на угле ещё и свою 13-ю пятилетку? Или — разделит судьбу СССР, который сломался на своём пике нефти, который он прошёл в 1986 году?

Пик угля в Китае — 2025-2027 год. Скорее всего, китайцы смогут добывать около 5 100 млн. тонн угля на своём пике.

Это произойдёт всего лишь через 15 лет. Атомный реактор надо строить 7-10 лет, смотря как напряглись.

Поэтому, после этого момента цена урана, природного газа, нефти, импортного угля и даже "сланцевой революции"  для Китая уже будет иметь вторичное значение. Рабы всё равно стоят дороже, а социальный мир в стране — так он вообще бесценен.

Ведь настоящей, социальной, кровавой и жестокой революции с исконно китайской национальной спецификой "войны всех против всех" в Китае, пожалуй, не хочет никто.



promo crustgroup september 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

  • 1
Откуда такая уверенность в ценности рабов?
А дракона, скорее всего, приземлят раньше.

Бочка нефти равна труду раба за год.
Поэтому, объективно, раб для экономики объективно обходится дороже, чем повышение производительности труда за счёт использования минеральных топлив.

Приземлят Дракона или нет - это вопрос открытый.
Пусть об этом у Дракона голова болит. Я за Медведя болею. ;)

Edited at 2012-09-18 02:13 pm (UTC)

(Deleted comment)
>>Атомный реактор надо строить 7-10 лет

Встречал цифры в 4-5 лет на цикл строительства и ввода в эксплуатация энергоблока. Или вы про создание своих технологий?

Китай сейчас осваивает технологии. Никто из внешних подрядчиков не построит ему в нужные сроки 40 энергоблоков.

Поэтому сейчас КНР пытается идти самым широким фронтом - в подрядчиках и "Росатом", и Areva, и Westinghouse. Спешка жуткая, в конкурентном поле и ВВЭР, и АР-1000 и EPR, и бридер БН - потому что без него у Китая "слабы коленки" насчёт собственного урана.

И, если посмотреть на факты - первый АР-1000 начат к постройке в 2008, опытно пустят его в 2013-14, запланирован к вводу в промышленную эксплуатацию в 2017.

http://en.wikipedia.org/wiki/AP1000

Тут же, в том же абзаце видим (!):
"China wants to have 100 units under construction and operating by 2020, according to Aris Candris, Westinghouse's CEO"

Wishful thinking, у меня других слов нет.
Если только к 2014 году будет какая-никакая фактология по реальной работе новой машины, а у "Вестингауза" не было "железячек" с 1979 года?

При том, что Россия отрабатывает технологию БН и ВВЭР вот уже сорок лет. И то - всё время разные модернизации вылазят.

>> Китай практически удвоил производство угля — рост составил 188%.

Ну так если +188%, то утроил, а не удвоил.

Утроил, сейчас подправлю, спасибо за комментарий.

отписал на ту же тему ровно год назад)
http://www.odnako.org/magazine/material/show_13122/
там только еще есть график (имхо показательный), что у ВВП 100% корреляция с углем.

Нда, что-то уж очень тесно у думающих людей в последнее время мысли сходятся. Не к добру это - ну и к точке бифурцации - однозначно. :(

Интересно, что год назад Вы писали:
"В конце прошлого года стало известно, что на ближайшую пятилетку (2011—2015 годы) национальный регулятор намерен ограничить добычу угля в стране уровнем 3,7 Гт в год."

А вот текущая ситуация:
"The government has set a plan to achieve 3 billion tonnes of rail coal transporting capacity during the 2011-2015 period, basically meeting the demand of rail transportation (2.6 billion tonnes or 66.7% of expected 2015 output of 3.9 billion tonnes), according to the plan issued by the NDRC in March"

То есть, за два года планы Китая выросли на 200 млн. тонн угля в год. Вся Россия добыла за 2011 год 334 млн. тонн угля...


Edited at 2012-09-20 06:34 am (UTC)

(Deleted comment)
Ну, на бумаге и роботы, добывающие метан гидраты со дна моря, тоже выглядят охрененно, а на деле, в реальном мире, даже на Фукусиме всё важное руками делали:

http://demotiva.ru/i/2/e/9/7a2e92d8c90d04b256bb4585ed861.jpg

Ну а в западной литературе подземную газификацию углей называют "mad dance zombie", что, в общем-то, символизирует.

Процесс пока 100% неуправляемый.

Между бурым и коксующимся вотщемта есть еще каменный энергетический уголь (длиннопламенные, газовые, слабоспекающиеся и прочие) с очень даже неплохой калорийнсотью.

Я знаю об этом.
Это где-то влияет на выводы или правильность изложения мыслей?

Я не разбираюсь в энергетике, задам вопрос - почему нельзя построить десяток АЭС тем избавиться от зависимости от угля. Какие проблемы возникают?

Проблема одна - построить АЭС. :)
Ну и дальше, по малости - обучить специалистов, найти на эту АЭС топливо, понять, куда девать ОЯТ.

Короче - цикл постройки АЭС даже на чужих технологиях - лет 5-10.
Разработать свою АЭС "с нуля" смогли только несколько стран - США, СССР, Франция и Германия.
Даже Южная Корея и Швеция во многом копировали чьи-то разработки в начале своего пути.

Спасибо большое, скинул себе для работы )

Интересно,когда стоит ждать пик угля для Индонезии? Ведь после такого стремительного броска на пик последует столь же стремительное пике и как кормить 300 млн ораву когда экспорт угля закончится.Особенно с их резервами всего 0,6% от мировых.

Edited at 2013-08-04 08:17 am (UTC)

Думаю, всё увидим уже в этом десятилетии (в смысле - до 2020 года).

А мы попутный газ сжигаем в диких объемах..

  • 1