Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Абсолютный Хищник (CIV23)

Расписывая шаг за шагом текущий цивилизационный кризис, который разворачивается у нас перед глазами день за днём, я постоянно сталкиваюсь с оптимистическим трендом: "фигня, прорвёмся".
Однако, это сакраментальное "прорвёмся", которое я, безусловно, всецело поддерживаю, должно сопутствовать не наивно-детскому "фигня, малята", а гораздо более взрослому подходу: "прорвёмся, с потерями, не все — и, более того, фундаментально изменимся".

Ведь наша собственная история, как вида и история всей биосферы планеты Земля просто-таки пестрит примерами безумных взлётов, ярких расцветов и ещё более катастрофически ослепительных падений видов, "оседлавших эволюционную волну", но потом, в какой-то момент потерявших драйв и соскользнувших в пучину безвременья.

И, сидя летом на завалинке обычного украинского сельского дворика на берегу какой-нибудь Десны или Ворсклы, вполне можно увидеть некоторых героев этого миллиардолетнего рассказа. А некоторые из героев, невидимые невооружённым глазом, миллионами будут плавать в водах той самой реки, которая будет течь мимо хаты, сарая и прибрежного тростника и рогоза.

Речь в этом рассказе пойдёт об абсолютных хищниках. О циклопе, стрекозе и курице. И это не шутка.

_Z240345_xlarge
Герой нашего рассказа.

Это наша Большая История. А на картинке сверху — Абсолютный Хищник своего времени, властитель докембрийских морей, Его Величество Циклоп. Ну не сам конечно — а лишь его далёкий потомок. Слабая тень, фантом и призрак прошлого величия.
Вам нужны пояснения? Их есть у меня.

Началась эта история давным-давно, когда планктон был маленький-премаленький...
Collapse )
promo crustgroup september 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

Канадские слоны, австралийская черепаха (NUC8)

Как мы помним, в древности весь мир представлялся людям стоящим на трёх громадных слонах, которые опирались своими ногами на панцирь ещё более массивной черепахи.

Интересно, что западный урановый мир — конечно же, за вычетом как всегда таинственных, непонятных и в чём-то чуждых для "коллективного Запада" стран навроде России, Китая или Казахстана, к которым я вернусь чуть позже, в следующем материале — выглядит в чём-то неуловимо похожим на наивные представления древних о земной тверди:

turtle
Канадские слоны, австралийская черепаха. Западный мир — плоский и он сверху.

Collapse )

Крыса из нержавеющей стали (QUA1)

Колыбелью мировой цивилизации была Евразия. Зародившись в центральной Африке, именно на просторах Евразии мы стали теми, кто мы есть. И если нас по-прежнему тянет к морю, нам просто стоит понимать, откуда, возможно, мы все взялись. К воде нас тянет чисто психологически, мы любим воду, мы любим, чтобы воды было много.

aquaticapeocean

Однако, вот уже минимум 10 миллионов лет мы, шаг за шагом, столетие за столетием, уходим всё дальше от тёплых морей и от наших очаровательных предков, изображённых на рисунке чуть повыше.

Но сражение "Великой Суши и Извечного Океана" продолжается в наших умах, в наших сердцах и отражается в наших действиях. В чём же причина того, что до сих пор все коммуникации так или иначе связаны с портами, морскими каналами, проливами, морями и океанами?
Collapse )

Точка бифуркации (CIV8)

Для продолжения рассказа о будущих альтернативах мирового развития стоит объяснить одно математическое понятие. Станислав Лем в своё время очень точно написал по-поводу математиков:

"Давайте представим себе портного безумца, который шьет всевозможные одежды. Он ничего не знает ни о людях, ни о птицах, ни о растениях. Его не интересует мир, он не изучает его. Он шьет одежды. Не знает, для кого. Не думает об этом. Некоторые одежды имеют форму шара без всяких отверстий, в другие портной вшивает трубы, которые называет «рукавами» или «штанинами». Число их произвольно. Одежды состоят из разного количества частей. Портной заботится лишь об одном: он хочет быть последовательным. Одежды, которые он шьет, симметричны или асимметричны, они большого или малого размера, деформируемы или раз и навсегда фиксированы. Когда портной берется за шитье новой одежды, он принимает определенные предпосылки. Они не всегда одинаковы, но он поступает точно в соответствии с принятыми предпосылками и хочет, чтобы из этих предпосылок не возникало противоречие. Если он пришьет штанины, то потом уж их не отрезает, не распарывает того, что уже сшито, ведь это должны быть все же костюмы, а не кучи сшитых вслепую тряпок. Готовую одежду портной относит на огромный склад. Если бы мы могли туда войти, то убедились бы, что одни костюмы подходят осьминогу, другие – деревьям или бабочкам, некоторые – людям. Мы нашли бы там одежды для кентавра и единорога, а также для созданий, которых пока ещё никто не придумал. Огромное большинство одежд не нашло бы никакого применения. Любой признает, что сизифов труд этого портного – чистое безумие.

Точно так же, как этот портной, действует математика. Она создает структуры, но неизвестно чьи. Математик строит модели, совершенные сами по себе (то есть совершенные по своей точности), но он не знает, модели чего он создает. Это его не интересует. Он делает то, что делает, так как такая деятельность оказалась возможной. Конечно, математик употребляет, особенно при установлении первоначальных положений, слова, которые нам известны из обыденного языка. Он говорит, например, о шарах, или о прямых линиях, или о точках. Но под этими терминами он не подразумевает знакомых нам понятий. Оболочка его шара не имеет толщины, а его точка – не имеет размеров. Построенное им пространство не является нашим пространством, так как оно может иметь произвольное число измерений..."
("Сумма технологий")

Именно таким, сугубо модельным понятием, является точка бифуркации. Собственно говоря, математическое понятие точки бифуркации говорит о ней именно как о точке, которая, как мы помним, не имеет в математике ни размеров, ни внутренней структуры. Модельная система или математическая функция, попадающая в точку бифуркации, теряет либо дифференцируемость, либо непрерывность, либо и то, и другое — одновременно.

точка бифуркации
То есть, в переводе "с математического на русский" — поведение и состояние системы после прохождения точки бифуркации можно предсказать сугубо условно — и кем или чем она станет потом — часто совершенно невозможно предугадать из её (системы или функции) поведения до момента прохождения таковой точки.

Однако, приближение точки бифуркации для любой системы можно предугадать. Гроза, приближающаяся к нашему дому в летний, солнечный день, всегда известит о себе тёмными тучами на горизонте, зарницами и далёким грохотом грома. Наша же задача лишь не орать до последнего песни под гитару, а внимательно смотреть, когда уже стоит убирать шашлыки под навес и просить девушек заканчивать кататься на лодке посреди опустевшей реки...Collapse )



.

Зелёные холмы Земли (CIV7)

***

coasting
Пускай меня излечат ветры,
Те, что обвили, облегли
Грудь милой матери-планеты,
Прохладные холмы Земли.

Мы на гнилой Венере пухли,
Где тошнотворен каждый вздох,
Где падалью смердели джунгли
И гибелью сочился мох.

Пылинку в небе мы отыщем,
Глядишь - и в списки занесли.
Вернуться бы к людским жилищам
На ласковых холмах Земли...

А в небесах полно работы
И ждут, и манят нас они.
Готовность! Старт! И пропасть взлета!
Внизу - увядшие огни.

В путь, сыновья великой Терры.
Могучий двигатель ревет.
Отринув страх, не зная меры,
Вперед и ввысь! И вновь - вперед!

А под последнюю посадку,
Судьба, мне шарик мой пошли.
Дай приласкать усталым взглядом
Зеленые холмы Земли.
Заправлены в планшеты
Космические карты,
И штурман уточняет
В последний раз маршрут.
Давайте-ка, ребята,
Споёмте перед стартом,
У нас ещё в запасе
Четырнадцать минут.

Когда-нибудь с годами
Припомним мы с друзьями,
Как по дорогам звёздным
Вели мы первый путь,
Как первыми сумели
Достичь заветной цели
И на родную Землю
Со стороны взглянуть.

Давно нас ожидают
Далёкие планеты,
Холодные планеты,
Безмолвные поля.
Но ни одна планета
Не ждёт нас так, как эта,
Планета дорогая
По имени Земля.

Я верю, друзья,
Караваны ракет
Помчат нас вперёд
От звезды до звезды.
На пыльных тропинках
Далёких планет
Останутся
Наши следы.

Два стиха, один взгляд. Взлететь, лечь на курс, достичь, вернуться.

Ребята, всё не так.
Вы улетаете навсегда. Возвращение к "зелёным холмам Земли" в нашем дальнем круизе не предусмотрено. Извините. Для нас всех — это билет в один конец.


Collapse )