Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Вешать будем сегодня !

filatov

Боря Филатов - "вешать будем потом" разразился очередным политическим спичем. Интересно, что демократия на Украине, и без того уже превращённая в фарс, теперь и вовсе должна быть заменена некой "слепой местью возмущённых людей".

Что, в общем-то, лишний раз подтверждает, что нынешние "выборы", которые хунта пытается проводить под грохот канонады на Донбассе, под недовольный ропот на украинских кухнях и под выкрики фашиствующих молодчиков на площадях Киева, Харькова и других оккупированных городов - не более, чем дешёвый, скучный спектакль с никудышними актёрами. И, в силу недалёкости и убогости данных актёров - этот спектакль надо хоть как-то разнообразить.

Например, завалить какой-нибудь бронзовый памятник. Или же - под улюлюканье толпы засунуть кого-нибудь в мусорный бак. Кто это будет - депутат, глава казачества, прокурор или просто главврач - уже роли не играет. Важно, что чернь получает для себя удобные объекты для сброса негативной энергии, которая, в противном случае - была бы обращена именно против таких, как Боря Филатов.
Тех, кто обслуживает современную обанкротившуюся украинскую власть - или же против самой этой власти.

Однако, сегодняшние избиения, акты хулиганства и вандализма - пока только лишь первые цветочки в будущем разгуле "демократии" (а точнее - "охлократии") на просторах Незалежной Руинды.
Как я уже писал, украинское общество будут шаг за шагом подводить к идее "сильной руки" - чтобы итоговый приход абсолютного диктатора в конце концов казался "меньшим злом" на фоне того разгула насилия, которое захлестнёт страну в тот момент, когда людей просто начнут убивать на улицах.
А Борис-"вешать будем сегодня" надеется в этот светлый момент оказаться возле этого диктатора - и по-прежнему иметь возможность обслуживать его интересы своими политконструкциями.

Но жизнь обычно бывает неожиданно иронична к таким "прозорливым" мальчикам, раздувающим угли гнева и поджигающим собственную страну в попытке сохранить свою власть. Убийца и поджигатель? Вешать будем потом.

0_3dcb3_767bd6ec_XL


promo crustgroup september 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

Вилы как национальный украинский вид спорта.

Грабли больше неактуальны

За время существования независимой Украины в стране так и не сформировалось своей настоящей «независимости». Да, именно так.

Страна, кричавшая о независимости все 23 года своего «незалежного» состояния, так и не построила никакого не то что «независимого», но даже и автономного существования, не завязанного во всем и в каждой частности на Россию. И события последнего полугода в явной и выпуклой форме показали всю убогость «особого пути Украины, независимого от России».

«Как же, мы же независимы!» — вопиют укропатриоты.

«Нет, вы стали еще больше зависимы» — отвечаю им я.

Независимость — это умение вести свою, уникальную и самобытную, направленную на достижение своих собственных результатов и целей политику. А если слово «укроп», произнесенное в Москве, вызывает в Киеве приступ националистической чесотки, то это не независимость, а самое что ни на есть жесткое соответствие — дрессировщик сказал «фас», а собачка тут же начала лаять.

Дабы закончить с взаимными оскорблениями между Киевом и Москвой, приведу обратный пример: бывший министр иностранных дел бывшего государства на камеру пропел парочку матерных куплетов о президенте соседнего государства. Возле посольства этого самого сопредельного государства. И, наверное, ожидал некой реакции от этого самого президента.

Но не дождался. Поскольку реакция президента данного государства не задается простым пением куплета. У него есть свои, внутренние и глубинные причины не реагировать на пение. Нельзя вот сказать, когда он отреагирует. Можно назвать его «шизофреником» — и потерять кучу дорогих цацок, будь ты хоть и олигарх, и губернатор. Но удостоиться целых пяти минут в ответном спиче президента. А можно пропеть куплет — и получить молчание в ответ. И все равно потерять все — и должность, и перспективы карьеры.

В этом и состоит преимущество сложной, независимой от внешнего мира системы: она живет своей, не привязанной жестко к внешнему миру жизнью. Да, не стоит оскорблять президента 150-миллионной страны. Но вот его реакции на оскорбление могут быть совершенно различными. Если для страны важнее, чтобы он промолчал, — он промолчит. Пусть даже ему и кричат: ПТН ПНХ! Ну, а что? «Путин, подай на хлеб!» — тоже хорошая кричалка.

Намного страшнее, когда страна, мнящая себя независимой, начинает играться в политику, экономику или же национальное строительство. Политика получается тогда убого русофобской, экономика — немощной и деградирующей, а национальное строительство — сугубо людоедским. Любая попытка изобразить независимость превращается в пресловутый «укроп». Вялый и засохший.

Мы хотим отказаться от русского газа! Да кто же неволит-то— отказывайтесь. В результате получаем «независимость», превращенную в отсутствие горячей воды, проектную температуру в +14 С в детских садиках, квартирах и больницах — и перспективную остановку половины промышленности на время неизбежно, ностоль же внезапно пришедшей зимы.

Ну, а Россия теперь может продавать газ что в Европу, что в Китай, что в Японию — благо она напряженно работала последние десять лет именно над альтернативами путей и способов поставки своего «голубого топлива» по всему миру.

Такая же «независимость» нарастает и в украинском оборонном секторе, который решили сделать «окончательно независимым» от России и российской оборонки.

Сделали. Погибает — именно украинская оборонка. Российские же предприятия — становятся подлинно независимыми от украинского поставщика. Они теперь могут купить нужное им оборудование и запасные части много где по миру. Или же, если очень приспичит, — то и сделать самим. Последние пуповины, если мне не изменяет память, обрубят уже в 2020 году, а пока русские — перетопчутся, затянут пояса — но уже независимо от Украины, всё сами и только своими силами.

Глобальна «независимость» нарастает и в проблеме Донбасса. Украина решила принять решение о судьбе дончан и луганчан без них самих. Они же «ватники», «колорады» и «сепары» — чего их слушать?

Приняли. Начали обстреливать и бомбить. Решение, безусловно, «независимое» до мозга костей. Правда, при этом «укропы» забыли, что на Донбассе добывают 75 процентов украинского угля. И независимость обернется теперь холодной и голодной зимой — без света и без денег от экспорта металлургии, которая (внезапно!) тоже по большей степени оказалась на территории, где живут проклятые «сепары». Еще вчера бывшие такими же гражданами страны.

Глобальная независимость нарастает и в политической сфере. Все политические партии «ЕдиноУкраины», которые сегодня скопом собрались в Верховную Раду нового созыва, тотально независимы. И друг от друга — и от здравого смысла все скопом. Как пучок соцветия укропа на холодном ветру с севера. Политический спектр страны тотально зачищен — все левые, антиолигархические и пророссийские силы или разгромлены, или в подполье, или же под прямым судебным запретом. Вести диалог и с Россией, и с Донбассом сугубо некому — вопрос для Рады нового созыва состоит лишь в том «бить из атомного оружия сразу» или же «вешать потом».

Все политики с удовольствием уселись на крайне правые «вилы имени боевого киборга Ляшко» и пытаются сдвинуть друг дружку с этого уютного, но чертовски маленького пятачка.

Вы поймете, кто из них больший националист и больший русофоб? Больший фашист или больший прислужник олигархов? Нет, серьезно, кто из них больший неадекват — Ляшко или Тягнибок, Кличко или Семен Семенченко?
Что они будут выяснять в Раде— кто больше пролил укропской крови в котлах под Донецком?
Кто будет блокировать трибуну и — будут ли применять при этом огнестрельное оружие спикер и лидеры фракций?
Какова будет суть политической дискуссии— кто из присутствующих больше ненавидит Россию и как вкатать в асфальт или в бетон непокорный Донбасс?

Я уже в предвкушении: полная независимость приближается.

Грабли уже неактуальны — их еще надо было искать в вишневом садку возле хаты.

Теперь стране наступают окончательные вилы.



Это ошибка. Около ноля.

С'est plus qu'un crime, c'est une faute!

Эта фраза, приписываемая председателю Законодательной комиссии Франции, адвокату Буле де ля Мерту, как нельзя кстати подходит к текущей ситуации вокруг Новороссии и касательно "мирного плана Порошенко-Путина".
Что же скрывается за этой конструкцией, кем она была заказана и инспирирована и чем завершится её выполнение?

original

Выскажу своё краткое мнение по-поводу данного вопроса. Благо, прошедшие сутки уже дали достаточно информации к размышлению.
Конструкция "минского документа" - абсолютно пустая, скрывается за ней, судя по всему, один "великий" политтехнолог, а результатом её будет, скорее всего, громкий политтехнологический пшик.

Collapse )

Война до полного истощения «Единой Украины»



Грустный прогноз о будущем бывшей незалэжной державы

«Война есть продолжение политики иными средствами», — сказал когда-то знаменитый немецкий военный историк Карл фон Клаузевиц. В наши дни, когда мы находимся на переломе ситуации в пока еще необъявленной войне между «Единой Украиной», захваченной хунтой, и уже родившейся «Новороссией», которая против произвола этой хунты восстала, мысль ученого вспоминается особенно часто. Я сознательно беру в кавычки названия обеих сторон конфликта, ведь оба образования сейчас находятся в тяжелейших политических кризисах: «Единая Украина» в кризисе распада, а «Новороссия» — в кризисе своего рождения.

Война и в самом деле есть лишь «продолжение политики иными средствами» в тот момент, когда предыдущие инструменты и методы политической борьбы уже не действуют, а новые еще не созданы и не прошли проверку самой войной. Война обладает своей убийственной (в прямом и переносном смысле) логикой, которую невозможно объяснить по канонам мирного времени, невозможно свести к спокойной политической дискуссии вида «Борис, ты не прав».

В мирной жизни мы обычно оперируем лишь вероятностями и оцениваем их влияние на нашу жизнь весьма спокойно, а вот на войне нам приходится все время говорить о возможностях — своих и своего противника — и учитывать их уже не как эфемерные вероятности, а как зримые опасности для себя и для своего физического существования в возможном будущем.

Возвращаясь к наследию Клаузевица, можно привести еще две его цитаты, которые весьма выпукло и емко раскрывают этот подход, подход «опасностей», а не «вероятностей»:


  • «В таких вещах, как война, ошибки от доброжелательности являются худшими из всех».

  • «Пока противник не сокрушен, я должен опасаться, что он сокрушит меня: следовательно, я не властен в своих действиях, потому что противник мне диктует законы точно так же, как я диктую ему их».

Именно этот факт, факт того, что на войне невозможно быть «чуть-чуть беременным» или «немного разоблаченным» и ускользает от большинства исследователей и прогнозистов. То, что на войне стороны действуют под прессом действий противника, ломает все казалось бы полностью выверенные и сбалансированные политтехнологические конструкции.

Война в реальном мире всегда продолжается или до полной победы, или же до полного истощения обеих сторон. Только так — до полного истощения или до полной победы. Третьего не дано.

Полное истощение сторон — это невозможность дальнейшей войны, невозможность дальнейшей мобилизации, невозможность ведения каких-либо наступательных операций с решающими целями.

В истории мира было несколько примеров таких «замороженных» конфликтов. Самые свежие из них до сих пор можно наблюдать на карте Юго-Восточной Азии — это материковый Китай и гоминьдановский Тайвань, Северная и Южная Корея.

Такие конфликты замораживаются на десятилетия. Несмотря на общую историю, несмотря на семейные и дружеские связи, такой конфликт окончательно разводит людей сначала по разные стороны одной баррикады, а потом и по разные стороны государственной границы. Окончательное оформление получившихся общностей людей может быть сугубо различным — от полноценных классических государств до весьма экзотических конструкций вида Боснии и Герцоговины или Северного и Южного Кипра, которые могут либо законсервировать конфликт внутри страны, либо распасться на две неравные и неравноценные части.

Полная победа — это физическое и политическое уничтожение одной из сторон. Красные изгнали белых отовсюду — не оставив им никакого «острова Крым» для создания своей «Белой России»; Нигерия полностью проглотила Биафру; янки полностью зачистили «страну Дикси».

Какие же цели может преследовать каждая из сторон украинского конфликта? Может ли «Единая Украина» хунты пойти на раздел страны — и насколько готова пойти на раздел страны формирующаяся «Новороссия»? Может ли «Единая Украина» окончательно победить «Новороссию» — и может ли «Новороссия» очистить всю «Единую Украину» от фашистов и ультранационалистов?

Постараемся просчитать эти вероятности, понимая, что стороны конфликта воспринимают их именно как опасности для себя лично.

Вероятность полного уничтожения «Новороссии» прямо пропорциональна соотношению сил сторон: 6 миллионов жителей «Новороссии» по состоянию на 1 сентября противостоят как минимум 35 миллионам жителей оставшейся «Единой Украины». Мобилизационные потенциалы сторон чисто математически относятся как 1:6 — на каждого солдата армии Новороссии противная сторона может выставить минимум 6 солдат.

Отсюда и возникает императив для действий Новороссии — это, как минимум, выход на линию Херсон — Запорожье — Днепропетровск — Харьков, который позволит всё-таки свести соотношение сторон конфликта к более-менее равному и хотя бы остановить мобилизацию людей в карательные батальоны «Единой Украины» на юго-востоке Украины.

Еще раз подчеркну, в существующей конфигурации, прижатой к России и лишенной выхода к морю, в ситуации, когда основные города Новороссии находятся под постоянным артиллерийским и минометным обстрелом, — Новороссия проигрывает схватку на истощение. Жизненной задачей, решающей вопрос выживания, для нее является обеспечение спокойствия и тыловой жизни в основных городах Донецко-Луганской агломерации — Донецке, Горловке, Луганске. Эта задача может быть решена с чисто военной точки зрения только в результате выхода на некие естественные оборонительные рубежи — в чистой степи возле Донецка невозможно будет организовать сколь-либо прочную оборону.

Новороссии для последующего выживания необходим морской порт, и поэтому рано или поздно ей надо освободить и обезопасить Мариуполь, решить вопрос с Бердянском и Геническом, ликвидировав их как базы для размещения ВМФ Единой Украины, которые, конечно же, постараются обеспечить морскую блокаду Мариуполя и всячески будут препятствовать судоходству из этого порта.

Новороссии нужен Днепр как естественная водная преграда — два моста в Херсоне, дамба в Новой Каховке, мелкий Каркинитский Залив — все эти географические особенности позволяют на юге Новороссии, в исторической Северной Таврии, легко организовать стратегическую оборону.

Сложнее с определением северного фланга возможностей. Легко представить себе линию фронта вдоль Днепра, но крупнейшие города региона — Запорожье и Днепропетровск в этом случае оказываются рассеченными надвое. Легко понять позиционный фронт вдоль Самары и Орели — и вплоть до истоков Северского Донца у Волчанска, но что произойдет с Харьковом, если армия ополчения подойдет к нему всего на 30-40 километров?

Однако, в целом, можно себе представить некие естественные границы «Новороссии», которые ей будет возможно защитить и удержать. Более того, данные границы удобно оборонять и «Единой Украине» — в этом случае мы получим реинкарнацию очередного Андрусовского перемирия (конечно же, в современной редакции).

Но может ли устоять в такой конфигурации «Едина Украина»? Скорее всего — нет.

Выход армии Новороссии на такие рубежи, как я уже сказал, однозначно поставит вопрос о восстаниях в Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Николаеве и Одессе. Потеряв Таврию, часть Слобожанщины и Приднепровья, «Единая Украина» автоматически теряет и весь юго-восток, и выход к морю в районе Одессы. Просто потому, что городские восстания в тылу будут множиться и расти, как грибы после дождя, и остановить их можно будет только у границ корневой, спящей и индифферентной пока Центральной Украины.

Поэтому не хочу расстраивать нарождающуюся политическую нацию новороссов, но для нас это война на выживание. Единственной целью «Единой Украины» в данном случае является наше полное уничтожение как организованной и политической силы.

В случае же Новороссии — возможны варианты. Решив вопрос безопасности своих основных городов и обеспечив себе экономическую самодостаточность за счет объединения под знамена «Новороссии» всего юго-востока бывшей «Единой Украины», новое государство решает для себя вопрос выживания и может в дальнейшем вести уже войну на истощение «Единой Украины», вместо того чтобы добиваться ее полного уничтожения.

Как говорил Клаузевиц: «Добросердечные люди могут, конечно, полагать, что существует некий оригинальный способ обезоруживать и побеждать противника без пролития большого количества крови, они вольны также думать, что именно в этом и заключаются подлинные достижения искусства воевать. Звучит это привлекательно, но на деле является обманом, который необходимо открыть. Война есть крайне опасное дело, в котором наихудшие ошибки происходят от доброты».

Раздел Единой Украины возможен. Вспомним о соотношении 1:6 сейчас и о возможном почти равном соотношении завтра. Если стороны истощатся в противостоянии на линии Днепра, то у нас будет две Украины. Если же режим в Киеве рухнет раньше Новороссии, то, скорее всего, все, что останется от бывшей «Единой Украины» — это настоящий «Украинский Тайвань» из трех самых западных областей. Но уже без Закарпатья.

Однако, понятное дело, политтехнологи, которые обслуживают конфликт со стороны хунты и скрыто поддерживают ее в Москве, сейчас будут стараться остановить войну. Безусловным желанием Киева сейчас является консервация конфликта на соотношении сторон 1:6 и последующая война на истощение в этой выгодной для него конфигурации. Именно поэтому на Новороссию и на поддерживающую ее прямо и косвенно Россию и осуществляется сейчас столь беспрецедентное давление. Отменяются уже заключенные сделки, вводятся новые санкции, ужесточается риторика дипломатов, беснуются подконтрольные Западу и Киеву СМИ.

Стоит ли поддаваться на все эти игры политтехнологов ополченцам, полевым командирам, выстрадавшим свою победу жителям Новороссии? Думаю, что нет. Существующие две республики, да еще и лишенные выхода к морю в виде столь близкого, но пока так и не захваченного Мариупольского порта — нежизнеспособны уже даже в перспективе четырех-пяти месяцев — они могут просто не пережить суровую зиму.

На войне все очень просто. Но самое простое обычно оказывается и наиболее сложным.

Ведь война всегда ведется до победы — и точка.




В борьбе за власть

Небольшой актуальный комментарий по ситуации внутри хунты. И о роли радикалов в этой ситуации.

В результате ультиматума руководителя украинской националистической партии «Правый сектор» Дмитрия Яроша на свободу отпущены уголовники, прежде задержанные с незадокументированным, нелегальным оружием. Глава МВД Украины Арсен Аваков на своей странице Facebook назвал требования радикалов «пиаром», тем не менее, как в своем видеообращении заявил Ярош, его требования были частично удовлетворены.



О роли радикальной националистической партии в политических играх группировок, стремящихся получить и удержать центральную власть в своих руках, и личных счетах «Правого сектора» с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым «Актуальным комментариям» рассказал украинский политолог, президент фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов.

- Освобождение членов «Правого сектора» ожидаемо и, более того, даже запрограммировано. Возьмем как пример 79-ю бригаду, которая разгромлена в Южном Котле, и эпопею с ее переформированием. Прошло две недели с момента, как ее вывели из Южного Котла, когда ее эпически спасали на автобусах. Если вы помните, они вышли совершенно без вооружения и тяжелой техники. Ее сейчас пытаются переформировать в городе Николаеве. В результате что мы видим: во-первых, в бригаду записались триста человек, но все эти люди лишены боевого опыта и, более того, даже не обладают военно-учетными специальностями, необходимыми для аэромобильных войск. Этой 79-ой бригаде (эта информация из открытых источников) сейчас выдается техника долговременного хранения, ржавая, которая уже практически находилась в списках на списание. Но сейчас киевские власти вынуждены использовать даже такие весьма скудные резервы техники и людей для комплектования своих частей.

Одновременно продолжается и использование уголовников в боевых действиях – такая сейчас в кадровых частях вооруженных сил Украины ситуация. Территориальные батальоны Национальной гвардии, которая до этого клянчила БТРы, минометы, сейчас вообще оказываются в ситуации, когда максимум, что им будет попадать – это весьма низкосортный человеческий материал, который будет стараться просто заработать деньги на войне. Это будет реальностью третьей волны мобилизации, которую сейчас производит украинская власть.
Поэтому «Правый сектор», изначально ориентированный на ненависть к «колорадам, сепарам и москалям» ожидаемо востребован у киевской хунты – пусть они и сукины дети, но это «наши сукины дети».

- С чем все-таки связана возможная отставка замглавы МВД Евдокимова? С тем, что ранее уже был подготовлен приказ о его снятии с должности или с требованием Яроша?

- Здесь нужно понимать ту игру, которая ведется сейчас, с одной стороны, внутри руководства Украины, с другой стороны, Киевом по отношению к внешним зрителям, которых Киев просто вводит в заблуждение. Например, уже просочилась информация, что приказ об увольнении замглавы Министерства внутренних дел Владимира Евдокимова лежал готовый на протяжении двух недель. Поэтому требование, ультиматум Яроша о том, что он бросит своих бойцов на Киев, если не отправят в отставку Евдокимова - это был некий блеф. В советское время говорили, что у нас к лету подешевели овощи, так как у нас что-то изменилось в стране в лучшую сторону, хотя все понимали – если в страну пришло лето, то и овощи подешевеют. Сейчас точно такой же однозначно беспроигрышный шаг предпринял Ярош.

- Министр внутренних дел Украины весьма негативно и эмоционально отозвался об ультиматуме Яроша. Тем не менее руководитель «Правого сектора» заявляет о частичном удовлетворении его требований. И, действительно, его соратники, задержанные с незаконным оружием, отпущены на свободу.

- У «Правого сектора» давние незакрытые счеты с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым. В частности и по убийству Александра Музычко, который, как мы помним, убегал со связанными за спиной руками, и при этом два раза сумел выстрелить себе в грудь. Это такая украинская традиция – все «самоубийцы» сначала стреляют в себя один раз, а второй раз – уже на добивание. Например, точно так же погиб министр внутренних дел Кравченко. Аваков понимает, что, может какого-то массового выступления «Правого сектора» не состоится, но люди вооруженные уже в настоящий момент времени и стрелковым оружием, и гранатометами, и даже крупнокалиберными пулеметами и минометами могут при желании просто устроить покушение на его жизнь. Участившиеся же случаи ареста боевиков «Правого сектора» с оружием из зоны АТО в руках (например, недавно они были арестованы даже в Ивано-Франковской области с незарегистрированным тяжелым вооружением) отнюдь не добавляют Арсену Авакову оптимизма касательно его собственной судьбы.

- На выборах президента Украины Дмитрий Ярош получил 1% голосов. Но сейчас создается впечатление, что его позиции усилились и он может диктовать свои условия президенту Петру Порошенко. Большинство экспертов сходятся во мнении, что это стало возможно благодаря тому, что его поддерживает (а некоторые полагают, что использует) олигарх и глава Днепропетровской области Игорь Коломойский.

- В состоянии государственной нестабильности политической силой являются любые двести человек с автоматами. Этот сюжет двухсот автоматчиков постоянно довлеет над теми государствами, которые входят в зону политической турбулентности. Если в стране недееспособна милиция, если в стране служба безопасности работает исключительно по неким политическим активистам, сепаратистам и агентам ФСБ, в которых уже записывают и бабушек, требующих повышения пенсии, и студентов, требующих выплат стипендии, и матерей и жен солдат, которых отправляют на убой в зону так называемой «антитеррористической» операции, то системы, которые в обычном государстве занимаются как раз радикалами, оказываются просто тупо парализованы. И вот этот один процент, который набрал Ярош, безусловно, показывает его политическую силу, хотя к этому одному проценту нужно приплюсовать минимум восемь процентов, которые набрал не менее одиозный Олег Ляшко. Но его реальная террористическая сила (и именно что открыто вооруженная сила) вполне достаточна для того, чтобы устроить серьезные проблемы тем людям, которые сейчас де-юре считаются киевским правительством.

Поддержка же различных кланов киевской властью постоянно меняется, в зависимости от ситуации. То есть если сегодня Коломойскому выгодно поддержать Яроша с точки зрения давления на Порошенко, это будет сделано. А если завтра Порошенко будет выгодно использовать Яроша против Коломойского, это точно также будет сделано, причем никаких угрызений совести ни Коломойский, ни Порошенко испытывать не будут. Для них радикало-националисты – не более чем расходный материал в их борьбе за власть.

Наталья Захарова специально для «Актуальных комментариев»

«Петя два процента», последний президент Украины.



Приход диктатора нежелателен, но он неизбежен.

Любая революция развивается по строго определенной логике. Вслед за сломом существующего государственного устройства наступает период «мутной воды», во время которого старая элита окончательно зачищается, а новая получает в свое распоряжение всю полноту государственной власти.

А вот потом исторический процесс начинает упорядочиваться снова, сводя мутные и бурлящие потоки революционной энергии в упорядоченную и жесткую систему. Но суть и наполнение этой жесткой системы могут быть различными.

По выходу из военного коммунизма (или якобинского террора) можно породить очень разные общественные системы. Период бури и натиска может смениться системой, основанной на некоем балансе элитных интересов, но столь же вероятна и система, имеющая лишь один «центр силы», который и определяет всю суть государственной машины. Условно говоря: сегодняшний выбор будущего «обмылка» прошлой Украины с центром в Киеве пока что не определен. Но это может быть и Директория, и Первый Консул. Или 9 термидора, или — 18 брюмера. Или «совет олигархов» — или же открытая диктатура.

И времени для окончательного выбора у страны сегодня практически нет — «окончательное решение украинского вопроса» должно воспоследовать уже в сентябре-октябре. В противном случае приход диктатуры на Украину свершится явочным порядком, просто по факту разгона голодных, замерзающих в своих квартирах граждан, устраивающих бунты и восстания во всех крупных городах страны.

Возможен ли еще сегодня на Украине сценарий 9 термидора? Возможна ли реинкарнация в сегодняшних условиях новой украинской Директории? Скорее всего, нет.

«Новая Директория», по каким бы лекалам она ни строилась — либо Французской революции образца 1795 года, либо Октябрьской революции образца 1917 года — неизбежно на выходе породит либо Наполеона Бонапарта, либо Симона Петлюру. Просто — чуть-чуть позже.

Кто им станет? Будет ли это прожженный политик прошлой формации, на которого можно опереться? Или же пока неизвестный никому полковник вооруженных сил Украины, который во главе своего боевого батальона войдет в Киев и встанет на брусчатке возле Кабмина и Верховной Рады? В любом случае и при любом сценарии — дни сегодняшнего политического конструкта на Украине, безусловно, сочтены.

В ближайшее время действующий президент страны, несмотря на масштабную его поддержку со стороны США и Европейского союза, получит фактическую кличку «Петя два процента», хорошо показывающую уровень его поддержки в обществе.

В этот момент времени, как мне думается, внешние силы, стоявшие за вооруженным переворотом 22 февраля и до сих пор поддерживающие Порошенко на посту «президента», будут вынуждены поддержать следующий государственный переворот в том или ином виде — либо в открытую, либо снова, как и в феврале, тайно и скрытно, приведя к власти очередного «гетмана всея Украины», уже окончательно отбросившего какие-либо конституционные и законные условности.

Вообще же, как я написал выше, вопрос «украинской диктатуры» стоит на повестке дня при любом развитии событий. Существующий до сих пор в стране строй олигархического капитализма будет неизбежно сломан. Либо в результате «красного», либо в результате окончательно «коричневого» переворота. 9 термидора — лишь маленькая ступенька на пути к 18 брюмера. Убийство Робеспьера — это предтеча выстрелов из пушек вдоль парижских улиц. Как и образ танков и бронетранспортеров с перевернутым украинским флагом на улицах восставшего против власти олигархов Киева — лишь следующая картинка после палаток майдана и баррикад из старых автопокрышек.

Выбор между фашизмом и социализмом у Украины пока еще есть. Выбора в форме правления уже, к сожалению, нет. Существующий парламент — последний в истории Украины. Как и Порошенко является последним президентом страны.

Следующим правителем будет абсолютный диктатор. Логика истории неумолима — особенно для тех, кто не прогуливал в школе этот важный и интересный предмет.

Симон Петлюра в 1914 году, всего за четыре года до событий украинской Директории и до установления его личной диктатуры, был лишь скромным редактором журнала «Украинская жизнь». Бонапарт в 1795 году был лишь бригадным генералом Директории. Где сегодня находится будущий украинский диктатор? Мы не знаем. Мы лишь ждем 9 термидора, которое очень быстро сменится 18 брюмера.

Если кто не знает — 18 брюмера — это 9 ноября по Григорианскому календарю. На Украине в этом месяце уже вовсю чувствуется дыхание наступающей и неизбежной холодной зимы, которая четко задает, вдобавок к законам истории, неизбежную поступь событий.

Украина, 18 брюмера, 2014 года. Диктатура, здравствуй! Какого ты цвета, диктатура?

Ничья - значит победа. Новороссии - быть.

То, что надо написать сразу и однозначно: украинская хунта так и не поняла, в какой войне ей приходится принимать участие.
Судя по всему, украинские политики плохо учились не то, что в университетах (ну, те из них, что не купили диплом за деньги), но даже и прогуливали уроки истории в средней школе.
Ибо сделать такое количество "детских" ошибок в деле противостояния с народным восстанием Юго-Востока могли только непроходимые тупицы и явные политические недоросли.

И я постараюсь вкратце рассказать об этих ошибках и одновременно дать весьма чёткий прогноз на будущее этой грязной и ненужной войны.

0_5a2bb_4545e4db_orig

Collapse )

Камо грядеши?

Говорят, гонцов, которые приносили раньше плохие новости, укорачивали ровно на высоту их головы.
Однако - укорочение туловищ на высоту головы никак не отменяло факт плохой новости: в плохой или даже безнадёжной ситуации всё равно приходилось решать, как действовать дальше и как победить в конце пути.

А в чём у нас сейчас суть момента?
Украины больше нет. Есть лишь территория, которая пытается найти некие новые границы вокруг старых или новых идей. Которые и борются на территории, сталкивая людей между собой. Иногда в символьном поле, а иногда - и в реальном, с автоматами в руках.
Но - Украины больше нет.
И если даже кто-о сейчас держит в руках жовто-блакитный флаг - это уже, к сожалению, совершенно ничего не значит.

ukr

Как пойдут события в дальнейшем? Попробую вам описать, благо информации уже накопилось немало и не выкладывал я вам её уже достаточно давно.
Collapse )

Бомбить нельзя договориться.

0_5a2db_eefff02a_orig

Сегодняшняя ситуация в противостоянии украинской хунты и ополчения Новороссии (ну или "сепаратистов юго-востока" и "законного правительства единой Украины") зашла в тяжёлый и трудноразрешимый тупик.
При этом крики радикальных элементов с обеих сторон, которые призывают либо к "походу на Киев", либо к "окончательной зачистке гнёзд колорадов" - это не более, чем громкие декларации о желаемом, но не о действительном состоянии вещей.

Всё дело в том, что ни у Новороссии, ни у остатка Украины сейчас нет никаких реальных возможностей осуществить свою "идеальную идею". Более того - попытка быстрой реализации желаемого может окончательно подорвать силы каждой из сторон.

И вот почему это происходит.

Collapse )

Издалека. Как начать обустраивать левобережье Днепра.

Оригинал взят у 17ur в Издалека. Как начать обустраивать левобережье Днепра.
Нижеследующий текст содержит несколько советов, которые могут оказаться полезными делу федералистов Юго-Востока Украины.





Чтобы не давать повода к спекуляциям по отношению к самому тексту и его автору (мне), сразу проговорю несколько пунктов.

Во-первых, кто это пишет. Отставной козы барабанщик, подпоручик-от-диванерии, житель Подмосковья.

То есть человек недостаточно осведомлённый, чтобы давать подробные советы, и недостаточно вовлечённый в происходящее на ЮВ, чтобы давать советы пылкие.

Во-вторых, почему это написано. Видите ли, меня огорчило применение Киевом военной силы по отношению к восставшему Юго-Востоку.

Не из-за каких-то «геополитических соображений», но просто потому, что я лично ошибся, полагая этот сценарий маловероятным.

А полагал я его маловероятным, потому что недооценивал скотскую сущность пост-советского администратора, готового спалить на сто рублей, дабы выгадать копейку.

Он, собака, и на тысячу рублей спалить готов, оказывается.

В-третьих, зачем это написано, с какой целью. Я сознаю, что вероятность ознакомления с написанным людей, принимающих какие-то исполнимые решения там, на ЮВ, близка к нулевой из-за «во-первых».

Тем не менее, я полагаю, что добрые советы, сформулированные ниже, могут помочь в ситуации, описанной «во-вторых».

В-четвёртых, я буду рад, окажись мои усилия бесполезны в том смысле, что люди уже работают в этом направлении.

В-пятых, термины, используемые мною в отношении предлагаемых нововведений, всецело условны; автор за них не держится, ибо не страдает болезнью «я это назвал, значит, я, я, я это придумал».



Collapse )