?

Log in

No account? Create an account

Делай, что должен

будет, что будет

Entries by category: технологии

Робот — «я» или «оно»? (UNI9)
crustgroup
В английском языке есть интересная грамматическая коллизия: в третьем лице единственного числа все существительные могут заменяться, в зависимости от значения, на «он» (he), «она» (she) или же безликое «оно» (it). При этом не имеет значения, о ком мы говорим — о быке или о корове, о волке или о волчице — даже в случае животных мы всегда будем ставить в предложении бесполое и безликое  личное местоимение it.

А вот в случае разговора о людях или же в случае совсем уж персонифицированного рассказа о животных, надо обязательно употреблять местоимения he и she.
Ну а какое-нибудь здание или автомобиль — так они и вообще всегда it.

Но есть в английском языке и интересные исключения из правил. Например, морской корабль (судно) — это she. «Она».
Она несёт нас по волнам, она защищает нас от бури своими деревянными стенами. И никак иначе.

Те же коллизии есть и у Айзека Азимова в его длинном сборнике рассказов под общим названием «Я, робот».
Роботы, начав свой поход вперёд от безликого «оно», на протяжении связанных во времени рассказов, всё больше и больше обретают своё особенное «я», в конце цикла превращаясь в практически идентичные копии людей.

301

Когда-то считалось, что показателем «разумности» робота будет его возможность обыграть человека в шахматы. В принципе, это уже давно свершилось. В итоге людям, для оправдания уникальности своей роли в наблюдаемой Вселенной, пришлось сосредоточиться на таких гораздо менее осязаемых вещах, как «симфония» или «шедевр».
Вопрос, заданный героем Уилла Смита роботу в экранизации произведения Айзека Азимова звучал именно так. Но непрозвучавший ответ робота Санни мог вполне выглядеть и вот так. Нецензурно, зато по делу.

Но что может сулить нам такое будущее? Будущее, в котором робот всё-таки сможет написать симфонию или создать шедевр? Ладно, чёрт с ним! Убрать мусор в доме и отвести ребёнка в школу. Ну и преподать ему физику и основы информатики — чем чёрт не шутит? Как будет выглядеть такой мир?

Робот-я, робот-оно. Поехали.
Read more...Collapse )

promo crustgroup september 5, 2012 16:48 88
Buy for 100 tokens
Начиная цикл статей о ядерной энергии я постараюсь описать несколько моментов, которые часто проговариваются вскольз, либо вообще не упоминаются при разговоре о "ядерной альтернативе" ископаемым минеральным топливам. Стартанём собычных цифр и картинок, которые иногда гораздо более…

Первое — это всегда жидкое (RUS8)
crustgroup
              — Изя, ты уже ел жидкое?

              — Знаєш як москалі називають наш борщ?
              — Як?
              — Пє-єрвое
              — Повбивав би...
                        Из народных эпосов Евразии.

Всегда полезно возвращаться к давным-давно разобраным темам и заново рассматривать их на ином уровне понимания и с более свежими данными, рассказывающими о неумолимом процессе мирового развития. Что-то меняется, а что-то остаётся неизменным. Что-то изменить нельзя, а что-то поменять — наша прямая обязанность и никем не оспариваемое право.

Мировая игра в карты — это ведь не подкидной дурак, в котором козырная масть задаётся один раз в начальной раздаче и действует вплоть до конца игры.
Мировое развитие — это, скорее, преферанс, в котором начальный расклад карт — это лишь повод каждому из игроков задуматься, что же он может "выжать" из попавшихся ему в руку начальных карт "настоящего", поглядывая алчным взглядом на неизвестный прикуп "будущего", который может разительно поменять исходные расклады.

Ну, или если у Вас нет опыта азартных карточных игр — подумайте о том, как интересно варить борщ. Вначале у Вас есть неупорядоченный набор не очень вкусных и разрозненных продуктов, а в конце, на выходе процесса, у Вас вдруг получается произведение искусства:

 borsh msk

Это — первое. А первое, как мы помним, должно быть жидким.
Даже если на входе процесса у нас неаппетитные сырая картошка, свекла, морковь, лук и говяжьи мослы.

Read more...Collapse )



Метан гораздо проще превратить в смесь угарного газа и водорода — не надо заботиться о всяких вредных примесях, навроде серы или соединений металлов, которые содержатся в угле и неслабо мешают процессу синтеза, выводя из строя достаточно дорогие катализаторы.

Поэтому, собственно говоря, это техническое извращение, о котором я хочу рассказать вам далее в плане его применимости на российских просторах, просто таки детский лепет и игры в песочнице на фоне газогенераторов, баллонов с природным газом для грузового транспорта и немецкой хитрой задумки с водородом и метаном, которой вроде бы и не "российский", но такой же CH4.

Доведенной технологией GTL в настоящее время владеет компания американская компания Shell и наш старый знакомый из эпохи апартеида — южноафриканская компания Sasol.
Обе из них уже отметились в Катаре, построив там заводы по переводу метана месторождения Северный в синтетическую нефть.
У "Шелла" завод в Катаре побольше, у "Сасола" — чуть поменьше.
Шелловская "Жемчужина" делает 140 000 баррелей синтетической нефти в день, сасоловский "Сернобык" маслает 34 000 баррелей в день очень похожего продукта.
"Сасол" пустил свой завод в Катаре в 2007 году, "Шелл" собирается вывести "Жемчужину" на полную производительность только в текущем, 2012 году. В общем технологии новые (по крайней мере, в плане их современного прочтения) их сейчас только обкатывают и выявляют баги и фичи. Бравурные рекламные сообщения от производителей оборудования можно почитать и на русском, в целом же явно перспективная технология сейчас болтается в коротких штанишках де-факто опытного производства.
Так, например начальный бюджет стройки шелловской "Жемчужины", озвученный как 5 млрд. долларов, по факту конца строительства составил 24 миллиарда долларов. Вот такой вот "эффективный западный проектный менеджмент". Ошиблись в капитальных расходах в 5 раз. С кем не бывает.

А что же Россия?
Технология GTL тратит около 13% энергии метана на конверсию его в синтетическую нефть, которую можно продать где-то вдвое дороже природного газа. "Газпром" тратит около 12% энергии ямальского газа на прокачку его по трубопроводам.

Поэтому, неудивительно, что Россия смотрит на технологию GTL и думает.

Ведь, имея 31% от мировых запасов газа стоит тщательно подумать о том, как с прибылью для себя и с пользой для дела распорядиться ими — продать ли их по существующим трубопроводам в Европу, построить ли новый трубопровод в Китай и на АТР, создать ли на Ямале мощности по сжижению природного газа, использовать ли перспективные технологии компримирования (КПГ) или адсорбции (АПГ) природного газа — или же построить вместе с "Шелл" или с "Сасол" современный завод по технологии GTL.

Возможностей много. И все они гораздо лучше унылого немецкого водородного порно с некрасивыми актрисами и неестественным сюжетом.